Электронное государство: за нами следят?

Изначальная идея использования персональных данных в сети для минимизации бюрократии и бумажного документооборота определенно была блестящей. Несомненно, переход в мир информации, где для того, чтобы совершить любую банковскую операцию или провести бюрократическую процедуру, достаточно нажать на пару клавиш вместо изнурительной очереди, был лишь вопросом времени. Однако вскоре после начала внедрения этой концепции, у нее появилось немало противников. Если раньше ваши очень личные данные передавались только в суровые руки тетенек в официальных окошечках, то теперь они утекают пусть и в хорошо запароленные, но все же небезопасные закрома Интернета. Да и в целом, идея хранилищ, где централизованно хранится вся официальная информация о вас как о гражданине, наводит на мысль о том, что государство может следить за нами. Кроме того, ввод данных через браузер связывает их с вашими ip, информацией о браузере и файлами cookie (где хранятся, в том числе, индивидуальные настройки и статистика посещений).

И действительно, если раньше, к примеру, налоговая не имела информации о вашем медицинском статусе, а в военкомате не имели представления о ИНН, то теперь все ваши данные хранятся в одном месте, и весь ваш профайл доступен государственной машине. И это данность, с которой необходимо смириться. На страже этой информации – Закон о персональных данных.

Как с этим в других странах?

Наступление информационной эпохи заметили не только в России, но и в других странах, будь то Запад или Восток.

Так в суровой Северной Корее государство знает о своем гражданине все. Нет не только закрытой от государства персональной документальной информации – в этой стране государству открыты даже компьютеры и телефоны, ведь все они – местного производства, с корейским же ПО, которое контролируют властные структуры.

В менее тоталитарном Китае картина отличается от корейских соседей в небольшой мере: здесь также закрыт для внешней информации Интернет, а вся информация (включая медицинскую страховку, отпечатки пальцев и даже проездные) передается на специальную идентификационную карту.

Не избежала этой участи и Европа. Здесь также есть электронная карта, которая фиксирует все данные о гражданине, включая документы, сертификаты и графические ключи, и по ней человек пользуется доступом к местному аналогу наших Госуслуг.

Подобные карты имеют многие другие страны, в том числе и Украина, Саудовская Аравия, Индия и другие. Относительно этих стран мы имеем даже в некотором смысле больший объем свободы от передачи данных о себе в электронный формат.

Америка также старается пока избежать тотального перемещения всей информации о человеке в электронный формат. Однако эта практичная страна в обязательном порядке хранит кредитную историю своих граждан. И к ней имеет доступ не только государство, но и любой банк страны.

Какие следы оставляем мы сами?

Однако кроме как на Госуслугах, в Сети мы оставляем огромное количество данных самостоятельно. Если вспомнить, какое количество информации о нас можно найти в соцсетях – фотографии, увлечения, места, которые мы посещаем, телефоны, покупки… А современные сервисы помогают находить по одному параметру профиль в соцсетях. И из этого источника информацию можно черпать полными ведрами.

Но и это не самый «жирный» след нашего присутствия в Интернете. Каждый сайт фиксирует сегодня ваш ip, а за ним уже тянется шлейф из личных данных, оставленных где-то, посещенных сайтов и отправленных в Сеть запросов.

Приходится признать, сегодня нельзя быть в Интернете абсолютно анонимным. Так или иначе мы оставляем следы, и по этим следам нас можно обнаружить.

Кто и зачем следит за нами?

Кто-то может махнуть рукой и сказать – да ладно! Кому я нужен. Но тем не менее, каждый из нас, сам того не ведая, находится под пристальным вниманием. Чьим?

В первую очередь наши данные использует государство. Впрочем, нельзя сказать, что это должно быть обязательно что-то притесняющее и угнетающее. Так в Америке после терактов на борту самолетов введена практика электронной базы данных на всех пассажиров, в которой накапливается информация о поведении человека на воздушном судне. Если оно подозрительно, человека вносят в специальный реестр, после которого его ждут тщательные досмотры, внимание воздушных маршалов и даже недоступ на борт.

Впрочем, в случае Российской Федерации довольно трудно сказать, как именно используются наши персональные данные – слишком нова и непрозрачна наша система государственного сбора персональных данных. Однако все же государство – это структура, к вниманию которой логично быть готовым. Куда больше пугают злоумышленники. Продажа баз данных с различной информацией о нас – не редкость. Так, к примеру, в Америке можно приобрести список граждан с их номерами соцстраховок и адресов, таким образом, получив дорогостоящую медпомощь. Это незаконно, но практика существует.

Помимо государства и злоумышленников за нами следит еще одна группа «следопытов» - маркетологи. Им очень интересен наш образ жизни, и они кропотливо собирают информацию о нас, чтобы предлагать товары тому, кто в них заинтересован. Есть и более безобидные варианты такой слежки. К примеру, та же таргетированная реклама, которая «следует» за нами, ориентируясь на поисковые запросы и посещенные страницы или предложения на сайте с учетом того «шлейфа», которых хранит ваш ip. Однако иногда в ход идут и «черные» методы: так в Америке зафиксированы случаи продажи информации о заболеваниях пациентов, чтобы фармацевтические компании могли предлагать им лекарства.

Плохо или хорошо, что теперь мы открыты перед информационным пространством? Думаю, правильно будет сказать, что это неизбежно. Такова наша цена за прогресс и удобства информационного общества. Так что придется понадеяться на тот же прогресс, который в скором времени предложит нам более совершенные системы защиты баз данных, специализированные правоохранительные органы.

И надеясь на новшества информационных технологий, стоит помнить: наша информационная безопасность в наших руках. Потому понимая, как мы уязвимы перед информационным миром, стоит не реагировать на мошенников и стараться не реагировать на сомнительные предложения и непроверенные источники, которые по какой-то причине пользуются вашими персональными данными.